Главная
О стыде и гордости Печать E-mail
18.08.2009 г.

О стыде и гордости


80-е годы. Первая поездка за границу. Венгрия. В международном пансионате живут только журналисты – из СССР, Германии, Италии, Польши, Чехословакии и пр. Пансионат творческо-богемный, никто в интернациональном раже нас не загоняет брататься друг с другом - отдыхайте, ребята, паситесь в социалистическом венгерском раю, который больше напоминает капиталистический, вдохновляйтесь на новые опусы.

Так и происходит. В течение дня мы с иностранцами не общаемся, только широко улыбаемся - на автомате, рефлекторно. На всякий случай. Чтобы не подумали в очередной раз: и чего это советские - вечно злые и недовольные? У нас и в ресторане места строго разделённые - столы рядами по делегациям, а каждый ряд отгорожен бамбуковыми навесами и деревянными ажурными ротондами. Наши мужчины привыкли всё, даже десерт, есть с хлебом. Тонко нарезанный хлеб на наших столах мгновенно заканчивается, а вот иностранцы потребляют его очень мало. Поэтому ребята (хотя и интеллигентные, да все, как на подбор, - партийные функционеры, руководители советских информагентств!), поправ советскую гордость, могут, протянув руку через решётку, свистнуть хлебушек со столов поляков и немцев. Хорошенькая картинка: сидит немец, с аппетитом уплетает шницель, а тут рука волосатая ме-е-е-дленно тянется к корзиночке с тостами. Просто фильм ужасов!
Кстати, о фильмах. Первые фильмы-страшилки (наш, советский фильм по Гоголю "Вий" с Натальей Варлей в роли панночки - не в счёт) я увидела там. Накупавшись в знаменитом озере Балатон, поужинав в таверне, где под мелодии чардаша мы пьём местное вино, едим бифштекс по-цыгански и отплясываем что-то интернационально-нейтральное, мы, "дети разных народов", представители всего мира, оказываемся рядышком, лицом к лицу, локоток к локотку на вожделенной территории. Это общий большой холл, где стоит большой-пребольшой телевизор и вот по нему можно хоть всю ночь смотреть фильмы по кабельному каналу или же по видеомагнитофону. Но вот какие? Почему-то так получалось всегда, что "программу" определяли советские туристы. Поставят, что им захочется, а иностранцы вроде и не возражают. Ведут себя культурно, ноту протеста не присылают, взглядами косыми не сверлят. Сидят, вместе с нашими смотрят. Помню, также безропотно они "съели" советский фильм "Тема". Смотрели на Ульянова и Чурикову в течение двух часов…
А вот сценка, которая повторяется от вечера к вечеру. Когда все рассаживаются, к экрану мчится наш товарищ - деятель крупного ранга, посланец одной из наших среднеазиатских союзных республик. Он радостно так, напористо кричит: "Хочу секса!" Понятно, что имеется в виду эротика. Или же "Айда ужастика посмотреть!" (это не я так пишу, это он так выражался). Помню, что от стыда нам хотелось провалиться сквозь землю. Вот представьте себе: стоит он - перед иностранцами - гражданин Советского Союза, а сам в выцветших хэбэшных трениках с оттянутыми мешками на коленях. Я и сегодня буквально фотографически вижу маленькую дырочку на его штанине. Да ещё про секс что-то орёт. А ещё, не менее стыдно было, когда в ходе просмотра особо перчёных сцен он хрюкал, оборачивался к публике (понятно, что он занимал место впереди всех, у экрана), корчил какие-то рожи. Мы так и не поняли: осуждал загнивающий капитализм или завидовал? Этот "товарищ" портил нам праздник жизни. Нам становилось дурно, когда мы воображали в картинках, какого мнения теперь обо всех советских людях иностранные наши коллеги. Но в один замечательный день всё изменилось. Ко мне подошла симпатичная семейная пара из ГДР и вежливо улыбаясь, сказала: какой интересный китаец - он так дружит с советскими… Вначале хотелось разубедить их - мол, этот партагеноссе вовсе не китаец, а наш, сыромятный эсэсэсэровский человек, хотя и среднеазиатского замеса. Но тут влетела в голову здравая мысль: кивай, пусть так и продолжают думать, что это китаец затесался в наши советские ряды. Китай переживёт! Я радостно согласилась с ними, кивала головой, как китайский божок из сувенирной лавки и даже на всякий случай пару раз воскликнула с разной интонацией: "О, Мао Дзедун!" и "Да уж, Мао, Мао…" Интонация потому разная, что я совершенно не знала, как в Германии относятся к великому кормчему, к его Великому скачку и террору культурной революции. Зато мой маневр убедил немцев: мужик в страшных штанах, напоминающий их местных быков-производителей и громко требующий секса, - не из СССР, а чайна, китаец.
Я рассказала обо всем некоторой части нашей делегации. В их глазах я увидела обожание. Но самое главное - облегчение. Всё-таки, оказывается, мы здорово комплексовали и расстраивались. За державу было жутко обидно!!! Русские, украинцы, казахи и даже всегда норовящие выскочить из состава Союза прибалты и грузины - мы ведь всё равно были советскими. И никому из нас не хотелось, чтобы о нашей стране, а значит, и о нас, думали с пренебрежением и отвращением. Получается мы все - хотим мы этого или не хотим  интернационалисты по сути.
Помню, в знак одобрения моей тактики, а по существу, вынужденной лжи, алтаец подарил мне симпатичный национальный сувенир, а щедрые грузины с восторженной здравицей преподнесли в подарок дефицит того времени - фен. Он сохранился у меня до сих пор. Хотя появилась другая техника, и давно бы пора его выкинуть, но как-то рука не поднимается. Он напоминает о многом. Во всяком случае, о двух довольно сильных чувствах – о стыде и гордости.


София ГАРИФУЛЛИНА, "Нефтяные вести"

Последнее обновление ( 18.08.2009 г. )
 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


« Пред.   След. »


© Фонд "Рухият" 2005 all rights reserved
 
PR-CY.ru